«Отец» новосибирского метро: «Наша подземка не спасет от ядерного удара»

14.11.2016


Новосибирскому метрополитену в 2015 году исполняется 30 лет, начальнику его строительства – 84 года. Более 2 тысяч метростроителей прошли 7,5 км под землей, построив основу в семь станций и самый длинный в мире метромост. Метро построили за шесть лет, но заложили неглубоко – от сильной бомбежки в нем не спастись. Про масштабную стройку, тайные тоннели и орфографические ошибки в названиях «Новосибирским новостям» рассказал первый директор «Новосибирскметростроя» Михаил Михайлович Немилостивых.


 - Как строилось метро?
 - Когда планировали строить метрополитен в Новосибирске, многие боялись, что внутри будет слишком холодно, но эти страхи не подтвердились.
 12 мая 1979 года была забита первая свая на месте будущей станции метро «Октябрьская». По приезду в город я сразу стал формировать бригады метростроевцев. Появился «Тоннельный отряд-29», рабочих набирали из числа шахтеров Кузбасса, инженеров – из выпускников СГУПСа. Всего на строительстве метро работало более 2 тыс. человек.
 Для прокладки тоннелей мы использовали три горно-добывающих комплекса. Впервые стали использоваться грузовики для вывоза грунта, так как метро залегало неглубоко. Например, в Москве для этих целей в тоннелях прокладывали узкоколейку и вагонетками вывозили землю в створ, откуда поднимали на поверхность. Машин у нас было достаточно, водители работали круглосуточно.
 Там, где мы строили, грунтовых вод не было, и станции не заливало. Труднее всего было строить купольные перекрытия станций: «Площадь Ленина», «Гагаринская», «Заельцовская», «Вокзальная» («Пл. Гарина-Михайловского»), «Сибирская». Они рассчитаны на большую нагрузку и могут выдержать множество зданий и автомобилей. Метро строили открытым способом, разрывали, а затем зарывали в землю.
 - Где взяли деньги на строительство метро?
 - Большую роль в этом сыграли тогдашний глава горисполкома Иван Севастьянов и глава обкома Александр Филатов. Во время визита Леонида Ильича Брежнева им удалось убедить генсека, что городу нужно метро. Отчасти удалось использовать «московские рычаги» в лице замминистра Косыгина, уроженца Новосибирска, подарить родному городу возможность развития.
 - Кто придумывал отделку и интерьеры станций?
 - Этим занимался «Метропроект», названия и облик станций определяли заранее. Мрамор для станций сперва брали из карьера под Искитимом, гранит тоже добывали в Новосибирской области.
 Затем облицовочные материалы стали заказывать на известных месторождениях: коелгинский белый мрамор с Урала, красный мрамор из Прибайкалья, черный мрамор из Грузии, гранит из Карелии и Подмосковья. Станции московского метрополитена, бесспорно, выглядят богаче, но нам не всегда хватало денег на высокохудожественные вещи.
 -Краеведы утверждают, что при отделке «Студенческой» в спешке назвали ее «СтуденТческая», а перед официальным открытием в спешке убрали четыре лишних буквы. Якобы, две из них потерялись, а одна валялась в НЭТИ (НГТУ), где с ней фотографировались за деньги. Это правда? Была ли ошибка в названии станции «Студенческая»?
 - Такой истории я не припоминаю, может и было. Но скорее всего выдумка.
 - Новосибирское метро обрастает легендами и мифами. Есть ли тайный тоннель к вокзалу или бомбоубежище на случай ядерной войны?
 - Новосибирское метро маленькое – никаких тайных тоннелей нет, только две ветки и все. Оно залегает неглубоко и не может служить укрытием при ядерной бомбардировке. Между поверхностью и тоннелем даже не скала – просто супесь, земля. К примеру, подземный ядерный реактор в Красноярском крае мы строили в теле цельной скалы на глубине более 70 метров, он бы выдержал любой ядерный удар.
 - Почему метромост не сделали полностью стеклянным?
 - Зачем его делать стеклянным, чтобы пассажиры любовались видом на реку? Но остекление – это слабая защита от ветра, который вредит метромосту, поезду и заставляет мерзнуть пассажиров.
 По этим же причинам отказались от идеи продлевать метро надземным способом. Возможно, это более дешево, но небезопасно, особенно в нашем климате. Подземный способ прокладки метро более дорогой, но обеспечивает большую безопасность.
 - Быть метростроевцем было престижно?
 - Особенно высоких зарплат у сотрудников не было, но все выплачивали в срок. Зато быт метростроевцев был организован самым лучшим образом. Были построены два душекомбината, две столовые, была летняя база отдыха, сейчас там расположен санаторий «Золотой берег».
 Метростроевцев обеспечивали квартирами и участками в дачном сообществе «Метростроитель», в этом нам очень помогал горисполком и обком.
 Мы построили в Новосибирске 7,5 км метро. Строили очень быстро – по 3-4 метра тоннеля за смену. В целом за шесть лет было построено 10 участков и семь станций, первой стала «Октябрьская», затем появилась целая ветка с перегонами – от «Заельцовской» до «Студенческой», от «Вокзальной» до «Сибирской» и самый длинный метромост.
 - Из-за фамилии Немилостивых вас боялись подчиненные?
 - Конечно нет, не боялись – ни метростроевцы, ни студенты СГУПСА, где я с 1997 года преподавал. Но дисциплина на строительстве метро была выстроена четко – никаких выходок, нарушений техники безопасности и производственных травм не было. Никого не приходилось «ловить за руку» на использовании служебного положения и хищении стройматериалов.
 Команду я подбирал из проверенных людей из товарищей по вузу:  Юрий Гурков (руководил дирекцией), Леонид Юмакаев (руководил строительством метромоста), Юрий Самочернов ( руководил метропроектом). Свой инженерный талант показали  мой зам Геннадий Величко, начальник тоннельного отряда №33 Владимир Мор, Владимир Смыслов (глава производственно-технической службы.


 Никита Манько, Новосибирские новости
http://nsknews.info/news/